Не все коту масленица или на всякого чиновника довольно простоты.

бизнес в РоссииНадо честно признаться, что в России все-таки три напасти: дураки, дороги и воровство. Еще Александр I российский самодержец в начале 19 века печально изрек: «В России такое воровство, что я боюсь идти к дантисту – сяду в кресло, и украдут челюсть».

Многое изменилось в России за последующие двести лет, только воровать не перестали. Теперь это называется коррупцией. Это как убийц нынче мужественно называют киллерами и снимают о них многосерийные фильмы, перещеголяв Голливуд, как проституток ласково называют интердевочками, путанами и сочиняют о них нежные песни, так и вора, который возвел хищение народной собственности в ранг искусства называют заморским словом — коррупционер.

Как выпускник Московского государственного историко-архивного института смею заверить, что во времена Владимира Мономаха воровство на Руси отсутствовало, в силу врожденной честности восточных славян и в силу неотвратимости наказания за посягательство на чье-либо добро. Все изменилось после падения Киевской Руси.

Со времен татаро-монгольского ига почти девять десятых населения России было лишено частной собственности, в частности, на землю. То безжалостные ханские баскаки отнимали все подчистую; то во времена крепостного права человека можно было купить вместе с землей либо продать как собаку; то во времена большевистского права человек был беспаспортной вещью в коллективном хозяйстве (колхозы) или винтиком в советском хозяйстве (совхозы), а у пролетариата вообще не было ничего, кроме цепей…

В целом, неверно утверждение русского философа П.Я. Чаадаева, друга А.С. Пушкина: «Историческая миссия русских показывать другим нациям как не надо жить». Чаадаев был, как известно, убежденным сторонником английского права, денди лондонским, как и многие наши нынешние оппозиционеры. Но все же есть в его словах некая сермяжная правда…

В современной России пытаются возродить частное предпринимательство, но создается только питательная среда для чиновничьего беспредела, колоссального «обдиралова», которое уже отбило всякую охоту у наивных российских предпринимателей создавать свой собственный бизнес. Ведь постоянно менялись и меняются формы, правила, условия, порядок создания и функционирования малых предприятий, бесконечно и бесконтрольно повышается арендная плата и т. д. и т. п., а вымогательство чиновников, способы отъема денег у бедных предпринимателей превосходят самую изощренную человеческую фантазию. Вот поэтому Россия является аутсайдером по уровню бизнесактивности в мире. Только два процента российского  населения жаждут создать собственное дело, а может статься, что вскоре их вообще не будет. Сейчас  каждый уважающий себя пятиклассник в будущем, чтобы оно стало светлым, мечтает стать чиновником, но не геологом, не космонавтом и не военным, не приведи Господь! А девочки еще в дошкольном возрасте спят и видят себя блондинкой в шоколаде, те, кто постарше грезят зазвездиться в телепроекте «Дом-2»… И это все ядовитые споры огромной грибницы – воровства, которое, как некоторые решили, было, есть и будет всегда.

Так ли это на самом деле?

И, что сделать, чтобы это ядовитое варево не отравило всю Россию?

А  надо просто для начала хотя бы в десять раз сократить число чиновников.

Пусть их станет, к примеру, не 2 миллиона, а двести тысяч.

Если наш президент недавно сократил штат тюремных надзирателей на 40 тысяч человек, то остальных чиновников потрясти сам Бог велел.

В 1956 году Владимир Николаевич Челомей – академик, конструктор военной авиационной техники, будущий генеральный конструктор космической техники открыл парадокс: чтобы система была устойчивой, ее надо очень часто трясти.

Оставшиеся чиновники должны работать и за совесть и за страх. И если ты украдешь у государства или позаришься на чужое добро, то получай волчий билет и к чиновничьей сладкой кормушке тебе вход закрыт на всю твою оставшуюся скромную жизнь.

Как раньше было в КПСС? Исключили из партии и тут же прямиком из чиновников в ассенизаторы или грузчиком в винный магазин – это, если ты окрестил ребеночка в церковной купели, а ежели перепутал государственный карман со своим собственным или польстился на конверт с хрустящей ассигнацией, то, добро пожаловать на тюремные нары и надолго, никакого, понимаешь, тебе условного срока! И пусть меня за эти крамольные примеры проклянут ярые антикоммунисты. Я и сам к ним отношусь.

А что, скажете, делать с сокращенным балластом?

Не бойтесь, налетчиками они не станут – кишка тонка, в дворники не пойдут – очень тяжелый труд… Вот пусть и займутся предпринимательством. Авось и найдут наконец себя в этом нужном деле на пользу семье, потомству и государству Российскому.

Валентин Семенцов